Верхний пост


Это журнал нашего прекрасного букинистического магазина во Владимире - ул. Большая Московская, 20А (в арке).
Приходите, рассматривайте, ройтесь, время тут летит незаметно и проходит ощутимо не зря.
Основной наш паблик - ВКонтакте, здесь в основном репосты и архив оттуда.
Заказывайте наши книжки на алибе.
Всем рады,
Ваш Эйдос.
brevno

Про Спецтранс, Флигель и мусорную войну

Сегодня, 30 апреля в 18:00 во Флигеле при поддержке компании Спецтранс Владимир открывается выставка современного искусства RePlastic. Все экспонаты - пример превращения мусора в арт-объекты. В 2020/21 году выставка была представлена в Москве в галерее «Электромузей в Ростокино».

Спецтранс - наша любимая героическая компания. Ещё несколько лет назад ребята решили, что пора прекращать болтать об экологии и на деле запустили проект раздельного сбора во Владимире. Методично они ставили решётки для пластика, для стекла и жести, для бумаги во дворах города, проводили серьёзную просветительскую работу. Пластик перерабатывали сами, прочее отвозили заготовщикам. Зарабатывали сами и уменьшали мусорную нагрузку на природу. Владимир был одним из пионерских городов, где такое, как в Европе, делалось на самом деле.

Потом пришла мусорная реформа, и владельцы свалки на Марьинке, пользуясь щелями в свежем законодательстве, применяя откровенно коррупционные схемы (там от беззастенчивости можно только ахнуть) - захватили весь мусорный рынок. Владельцам свалки выгодно, чтобы побольше мусора вывозилось именно на свалку (деньги, ничего личного), и компания-биотехнологии, делая вид, что вот-вот-вот, и сделает всё как надо и даже лучше, пальцем о палец не двигает уже два года. Правда, тарифы повысились раз в 5, но для этого вся петрушка и была затеяна.

По этому поводу неравнодушные люди вышли на два митинга, это было красиво и очень убедительно, но людей власти убеждают, видимо, какие-то другие аргументы. В паблике Мусорная война описана вся эта ситуация и все слёзы горечи и ярости - там.

Раздельный сбор во Владимире прекратился, и это очень обидно. И когда осенью пойдёте голосовать, советуем держать эту картинку в голове - партия-единая-россия выступила тут на все бабки.

Тем не менее, люди, которые привыкли, что они поступают со своим мусором правильно, и детей к тому же приучили - не хотят обратно в каменный век, и продолжают практиковать раздельный сбор. Расписание и новости можно узнать вот тут. Раз в месяц машина того же Спецтранса объезжает город, и можно принести собранное.

Спецтранс не загнулся, и продолжает работать с отходами! - и это самая лучшая новость в этой истории. Отходы в основном промышленные, но любую инициативу на эту тему Антон готов поддерживать - потому что он нормальный гражданин и бизнесмен, которому не всё равно, в какой стране он живёт и который готов искать способ совмещать личный интерес и общественный. (хахаха, подумала коррупционная наша местная власть - да он просто идиот, вот и всё).

Ну вот, а Флигель - молодцы. Выставка, а ещё поставили у себя контейнеры для раздельного сбора - уже с лета стоят, и мы туда не ленимся, относим пластик-стекло. И так может сделать любое кафе, магазин, школа, торговый центр - те, у кого есть личная площадка и экологическое сознание. Призываем к этому!

Во Флигеле, кроме этой выставки - будет весь месяц экологическая программа, следите, как говорится, за обновлениями.

На фото - хозяйка Флигеля Настя Вавилова пришла пригласить нас на выставку и повесить афишки. Ну и лучший плакат Мусорной войны - как память.

brevno

Довоенное издание Дневников капитана Р. Скотта.

Пронзительный памятник человеку, который ошибся в планировании экспедиции, и поэтому экспедиция погибла, и он до последнего писал, и мужество не оставляло его... Хотя каждый раз, когда в руки попадается это дневник, первая мысль: На лошадях? С сеном? В Антарктиду? Что, боже мой, да как это в голову могло прийти... Но почитайте, очень стоит того.

И дарственная - "Бобочке от Вади, 1934" год. Бобочка! Наверное, это один из последних "бобочек"... В конце 19 века это было нормальное сокращение для Бориса, но такое, барчуковско-интеллигентско-мещанское. Поэтому и перевелось. Потом, конечно, некоторые Борисы станут Бобами, но это уже в другую эпоху, во время стиляг - время возвращения мещанства и потребительства, которые никак без англицизмов и прочих иностранных маркеров не живут... Но Бобочка остался где-то в старорежимном пространстве. Эти дети - уже советские, но воспитанные ещё теми родителями, няньками, книгами и именами....

brevno

Миниатюры Хлудовской псалтыри

Вот живёшь в городе среди белокаменного зодчества XII века, а потом попадается книжка, где опубликована псалтырь IX века, и зависаешь над ней... Пётр в ужасе глядит на петуха, ангел вырывает язык у нечестивца, Авессалом густоволосый скачет навстречу гибели, самарянка непринужденно слушает Христа, Давид спасается из башни...

Удивительно, как древнее выглядит более современно, чем иное современное. От этого ещё авангардисты наши офигели. Понимаем, сами такие. Ну, какой-нибудь Фоменко, конечно, сказал бы, что это вчера нарисовали, но это он пусть своим рассказывает. Мы палеографии верим, а история - она как колесо, что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас...903gFxjonhcF1_Jy0CLSw4
J019N20OcvAQ4qzxvaZV3UvxG_juANmYoxajSRAO9PKk
brevno

"Я зря женился на вашей дочери"

"... с прискорбием сообщаю Вам, что я зря женился на вашей дочери".
Каково? Далеко не всякая тёща ныне узнает о таком - из надписи на книжке!

И сама книжка весьма ничего себе. Это повесть о детях, которые живут в санатории, об их незатейливых приключениях. Написана тоже незатейливо, но живо.

Раиса Торбан - детская писательница, о которой очень мало известно, да и умерла она уже давно. Известно, что была актрисой, сценаристом, писателем. Репрессирована в 1938 вслед за мужем (шпионаж обоим, про мужа неизвестно вообще ничего), после освобождения работала, собственно, в детском санатории, и писала о том, что знала.

В героях - кот Мобуту, девочка Марксида, и разные другие девочки и мальчики, из богатых (ну, относительно) семей и из бедных, противные-балованные и скромные, уличные и домашние. Прямо видно, кто, выйдя из санатория, замутит со спекуляцией, кто "полезет" вверх, а кто будет потихоньку жить-поживать, работать как умеет, и к концу 80-х обнаружит себя с теми ж болячками, усугублёнными возрастом, с минимальной пенсией, но без санаториев и без страны... А ещё нянечки и воспитатели тоже разные, кто-то тырит санаторное бельё, например. Разница типажей, социальное чутьё - всё хорошо с этим...

Но если б не надпись - ничего этого мы б не увидели...
(однако при чём тут Ян Френкель на надписи - осталось загадкой).

aLM7Y_NUG8Umn0eSdoDwOc
brevno

Блокноты из форзацев и нахзацев старых книг, окончивших свой путь.

Форзац - это лист, который половиной крепится к передней крышке переплёта и немножко к книжному блоку, а вторая половина его свободна. Нахзац - то же, но с задней крышкой. Чаще говорят - передний и задний форзацы, но мы любим фор- и нах- разделять, такая вот иногда проявляется немецкая скрупулёзность.

Так как фор- и нахзацы бывают из бумаги разной текстуры, а то и с рисунком, то и у нас в блокнотах разная бумага и иногда рисунки или даже дарственные надписи, но немного, в основном - это блокнот-скетчбук с хорошей плотной рисовальной бумагой.

На обложке каждого - коллаж из гравюр и объявлений дореволюционных газет и журналов.

Настоящим товаром это не назвать, как и наши сумки, на которых мы рисуем разное больше по фану... но нам и немногочисленным поклонникам жанра - нравится, прикольное и неожиданное продолжение жизни бедных невостребованных или просто чересчур состарившихся книг.

Такие вот пляски на краю воронки небытия.
600 р.


gPNmUiHf3RYEEmi4m25jSQAB5M_B6ZPrAYf2xSr4CV9o
brevno

Гарасим и Муму

Все знают про Герасима и Муму. Все! Никого нет, кто бы не знал.
А вот знаете, что Герасим изначально был - Гарасим?
А он был. И, самое интересное, в пятидесятые он ещё оставался Гарасимом!

А потом кто-то умный решил, что надо привести к более понятному имени Герасим, и в таком виде это въелось в миллионы сердец. А раньше вроде как было неправильно, Тургенев ошибся. Или, например - Тургенев написал так, как было принято, а сейчас принято по-другому, и мы поправим, ничего страшного.

Но, если вдуматься, это же вовсе не так! При Тургеневе вполне были Герасимы, известные и приличные люди. И Тургенев, конечно, знал, как следует писать это имя. И если б хотел назвать Гарасима Герасимом - то так и назвал бы его. Но назвал именно "Гарасим", и не просто так.

Герасим - происходит от греческого "уважаемый", "почтенный". Гарасим - его простонародный вариант. То есть как бы уже не очень уважаемый и почтенный, с точки зрения образованных людей. Гарасим - крепостной, и его имя это подчёркивает, как бы прибивает гвоздём к нему его положение. Гарасим - не равно Герасим, это понимали современники Тургенева, понимали и потомки, до начала 50-х годов 20 века. Ну, или просто соглашались с автором - раз назвал, значит, назвал.

Хорошо иллюстрирует это различие рассказ Леонида Андреева "Баргамот и Гараська". Гараська - пьяница, опустившийся человек. Когда Баргамот, усовестившись, ведёт его домой и кормит, его жена называет Гараську "Герасим Андреич", и тот плачет - никто его так не называл. Но у Андреева Гараська - кличка, а у Тургенева Гарасим - настоящее имя. Имя человека, низшего по определению. И Тургенев, сам дворянин, очень хорошо это понимал!

Вот узнать бы, кто эти редакторы-исправители? И как это было? В 1952-м Гарасим ещё Гарасим, а в 1953-м умирает Сталин, и надо что-то менять, душа требует обновления - так, что ли?

Но - вы теперь знаете, и детям можете рассказать.
(вот так - принесут в Эйдос книжечку - и гранитное школьное знание зыбится и всё неверно, и многое не так... )
UTmJvW1_ld0d1ROS2zU7cU
brevno

НОВОГОДНЯЯ ШИЗОРЕАЛЬНОСТЬ БЕЗ ГРАНИЦ

telcer4NLeg4NvdMIF1N0w3ZJ1ao2dYMY
(нечто восторженное, почти детское, простите)

Старинный друг «Эйдоса» и «Розановского центра» Игорь Сид, сотрудник Института перевода, действующего в Москве при Библиотеке иностранной литературы, запустил свой самый фантастический проект - «Словарь культуры 21 века». Более 100 компетентных авторов из разных стран мира собирают из своих языков и толкуют для этого словаря самые горячие словечки и словосочетания, получившие, по тем или иным причинам, тенденцию к глобализации в конце 20 — начале 21 века. Ну, например, «гибридная война», «мурмуринг», «акуна-матата» или «ковидиоты».

Многие люди называют себя «гражданами мира», но редко кто является ими, так сказать «в гуще собственной жизни». Сид, проведший детство в Африке - один из таких редких людей. Не знаю, есть ли на свете страны, в которых у него не было бы друзей или соратников.
Мы, конечно, присоединились к этому проекту со своими темами и даже вошли в состав редсовета. Ведь «изобретение глобального языка» было одной из самых интригующих идей нашего возлюбленного раннего авангарда, привет Велимир, привет, Круч!

Словарь этот будет складываться, само собой, до конца 21 века. Но мы дотуда вряд ли доживем. Поэтому решили публиковать наработки частями. Книжка «первого приближения», вмещающая первую сотню «нео-понятий», вышла на днях в Москве на русском языке, но под маркой и при спонсорской помощи академического индийского издательства.

Презентовали этот «зародыш словаря» на днях на совсем новой культурной площадке — в культпросвет-кафе «Нигде кроме», находящемся (ну да!) в Моссельпроме. Т.е. в Калашном переулке на синей Арбатской. В зум-конференции участвовали человек 20 — из Америки, Индии, Африки, Австралии. Почти никого из местных, правда, я не опознала, кроме художественного критика Михаила Сидлина, авангардного литературоведа Данилы Давыдова и сотрудника эфиопской культурной миссии в Москве, философа Ангессы Дуга Чалы. Но я вообще мало кого знаю.

Клуб этот начали делать всего месяца три назад два гражданина США — Елена Сарни, художница и специалист по арт-менеджменту из Нью-Йорка, и Джон Наринс, славист из того же города, оба - огромные ценители раннего русского авангарда. Поразительно, что Джон, несмотря на свою сугубую американскость и минимальный опыт проживания в России, говорит по-русски совсем без акцента. Так лихо он выучился языку будучи аспирантом Всеволода Иванова. Как говорит Елена, «Джон, живя в Нью-Йорке, из чистой любви, безо всякой жизненной необходимости, взял и отрастил себе вторую — русскую — голову». Елена сама оформила клуб в рекламном стиле Маяковского-Родченко. А на потолке там — не сразу заметные ряды старинных портретов русских авангардистов. Розановой, правда, среди них нет. Ну просто потому, что у них не было фото в хорошем разрешении, а нас они тогда еще не знали :).

Научный редактор словаря — философ и психопатолог Вадим Руднев, единоличный автор регулярно пополняющегося и переиздающегося «Словаря культуры 20 века», труда, безусловно, выдающегося. Когда я в первый раз, лет 15 назад, увидела Вадика в неформальной обстановке, была сражена наповал полным совпадением человека и сферы его научных интересов. Он исповедовал тогда «шизореальность» и комментировал в этом духе всё, что было «здесь и сейчас» - безостановочно, как специальная машинка для порождения смыслов. И до, и после, вживую я видела только еще одного человека такой поразительной интеллектуальной цельности — Дмитрия Александровича Пригова, который так же неустанно и спонтанно проявлял текущую реальность - концептуализировал и превращал в «проекты» даже самое никчемное из происходящего вокруг.

Мы встретились с Сидом и Вадиком накануне — ну просто, чтобы поддержать друг друга. Я не удержалась и пригласила на встречу «односельчанина», Юлия Иванова. Юлик - наша владимирская гордость. Он восемь лет проработал в «Эйдосе», а теперь заведует самым книжной частью московского социального мегапроекта «Чумодан». Вадик сказал, что Юлий ему очень понравился. Наверно, потому что тот рассказывал о своем тюменском детстве с зашкаливающей откровенностью.

Потом оказалось, что мы живем с Юлием на одной станции метро, и мы долго бродили вокруг Белорусской, попивая в снегу бальзамчики, и многое поняли, во всяком случае, я. Потом муж мой, известный художник Авдей Степанович Тер-Оганьян, рассказывал: «Пришла домой пьяная и какого-то парня пьяного с собой привела. Ты его нахваливала, а он все время ставил музычку на телефоне и говорил: «вот тебе 60 лет, а мне 30» - так, как будто в этом есть какой-то глубокий смысл. Ничего интересного».
Мне так жаль!

На презентации Словаря его соредактор, бывший наш соотечественник, живущий в США, поэт Игорь Стратановский, известный собиратель «новояза», сказал: «Весь корпус словаря производит потрясающе убедительное впечатление полной шизоидности происходящего со всеми нами в большой истории». С этим трудно было не согласиться.

На фото: Юлий, Анна, Вадим.
Словарь.
"Нигде кроме"
brevno

ПРО СНЕГУРОЧКУ или ИЗ НАРОДА В НАРОД.

imagesq5VZXeH7-s4
• В народных сказках есть известный мотив - бездетная пара лепит человечка из подручных материалов. Из глины там, из сена, из дерева. Нечасто, но бывает в сказках, что из снега - и выходит девочка Снегурушка. Потом она тает весной или идёт в лес с подружками и те её убивают из-за ягод или из-за красоты.

• У народа по этому поводу - всё.

• Это всё среди прочего собрал Александр Афанасьев и издал в масштабном труде "Поэтические воззрения славян на природу".

[что дальше]• В то время (это середина XIX века) образованный класс живо припадал к национальным корням. Очень хотелось вывести народный характер из чего-то древнего, но не церковного; отсюда интерес к язычеству и народным сказкам, в которых от язычества осталось изрядно. В Германии братья Гримм уже собрали свой урожай сказок, в России за дело взялись позже, но с тем же рвением.

• Считалось, что это реконструкция и вообще-то научная работа, а не жанр "писатели - детям". Это потом, вдохновлённые корпусом народных сказаний, написали свои сказки Даль, Аксаков, и проч.

• Драматург Александр Островский тоже прочитал афанасьевские "поэтические воззрения славян"; был впечатлён. А через несколько лет ему подогнали сложный заказ на сценарий масштабного спектакля, где были бы и пение, и пляски, и страсти. Потому что Малый театр, пока ремонт, временно переехал в Большой, и надо было занять все труппы разом. Островский решил написать сказочную феерию по поводу девушки, растаявшей на солнце. И написал. В стихах, что для него нехарактерно.

• Композитором был молодой, но уже известный Чайковский. Всё получилось, но успеха не имело. Народ не понял жанра - по факту, это был мюзикл, а тогда такого не понимали, опера, балет и драма не смешивались. А тут странное чего-то получилось - то поговорят, то попоют, то попляшут.

• Но за дело взялся Римский-Корсаков. Ему Очень понравилась пьеса, и не очень понравилась музыка, и он решил написать свою, сделать нормальную оперу. И сделал. Чайковский сначала переживал, что "увели тему", а потом ничего. Чайковский с Римским-Корсаковым соперничали, иногда жёстко критиковали друг друга, но не враждовали и друг другу помогали, когда могли (благородные люди!)

• В пьесе Снегурочка - дочь Деда Мороза и ветреной Весны, по какому поводу зима стала длинной и солнце-Ярило обиделось, но почему-то не на Весну или Деда, а на их дочь. Снегурочка полюбила песни Леля, но не его самого, потому что была лишена способности любить нормальной любовью (зато умела ревновать). А её полюбил Мизгирь, именно за её подмороженность. Когда Снегурочка узнала, что Лель уходит к другой, потому что та умеет горячо любить, она просит дара любви у матери, получает его и влюбляется в первого встречного - в того же Мизгиря (хорошо, что не в деда или бабку, например). Но сразу же тает на солнце, Мизгирь кончает самоубийством, и сказке конец, но это не трагедия, потому что зато вернулось солнце.

• Тема пьесы и оперы - подчинение человека высшим силам, невозможность и ненужность противиться природным законам, и хоть потом все умерли, но никто не расстроился, потому что высшие законы соблюдены. Стоп, да не масон ли Островский? Масонская же символика, и вообще чем-то напоминает моцартовскую "Волшебную флейту". Про Островского непонятно, а у Римского-Корсакова папа был известный масон-активист, и в любом случае все явно были в курсе повестки, иногда такое ощущение, что тогда почти все образованные люди были масонами, и, скорее всего, так и было. К тому же после Васнецова декорации к опере рисовал Рерих - ну, тут духовные планы совсем ясны, и он явно считывал эти смыслы.

• После знаменитой оперы (а тут ещё сказки подоспели, в 70-х издали сказки Даля, там тоже про Снегурочку есть) - Снегурочка пошла обратно в народ. Её рисует Врубель, Васнецов, Рерих (все они работали над оперой), Перов. На рождественских ёлках она потихоньку встаёт в свиту дела Мороза вместе со снежинками, понемножку становясь его внучкой.

• С 1929 до 1935 года ёлки были запрещены в СССР как пережиток, но потом вернулись как новая советская (и, конечно, светская) традиция. С 1937 года Снегурочка - официальный атрибут Нового года. Ни к народным, ни к литературным сказкам она больше не адресуется. Она - внучка и младший партнёр Деда Мороза, её надо звать три раза, где её родители - никому неинтересно, она водит хороводы и прогоняет бабу-ягу, не тает ни при каких условиях и хочет одного - чтоб детишки прочитали стихотворение или отгадали загадку.

• В кино Снегурочка Островского есть в хорошем мульте 1952-го года, по опере, весь такой гладкий, советский вариант диснеевской эстетики. Есть фильм 1968 года, но его можно смотреть только из извращённого любопытства - на деградацию эстетики Эйзенштейна и Роу. Снегурочка, которая из русских сказок, является в разных мультах, но в целом тоже так себе... Ничего так новогодняя серия про Петю и Волка, удалась. Ну и ария Зайца и Волка из нупогоди, конечно, куда ж без неё...

• С конца советской эпохи до недавнего времени, когда было модно вызывать новогоднюю парочку на дом, Снегурочка прокормила (и пропоила) тысячи актрис, и это не считая официальных ёлок и прочих подработок девушками в сине-белых костюмах и кокошниках.

• И каждый-прекаждый с детства знает, кто это такая. Леших-домовых позабывали, а Снегурочка - календарный (и ежегодный) персонаж, с детства до старости всем известный. Чисто русский, между прочим! :)

• Такая вот история Снегурочки из-народа-в-народ!